Реклама
Свежие комментарии

НАЛИМ (подробнее)

Низко над землей холодный ветер гонит тучи, из которых сыплется то дождь, то мокрый снег. Неприветлива свинцово-серая поверхность водоема. Да и на берегу неуютно. Долго ли выдержишь на пронизывающем ветру? Но вон, укрывшись за высоким крутояром, два рыболова колдуют над донками-закидушками, готовят их к ночной ловле налима. Мирные рыбы с приближением зимы ушли в глубокие ямы, где пока значительно теплее, чем на мелководье. А этого хищника предзимняя непогода вывела из летней спячки и он активно кормится. На охоту он выходит исключительно ночью, и чем она холоднее, тем налим бодрее.
Чуть потрескивает на берегу, в затишке, костер. Отбрасывает отсветы на стволы ближних деревьев, сыплет искрами при резких порывах ветра. Вокруг темень — хоть глаз выколи. Стрелки часов уже перевалили за полночь — самое время проверять закидушки…
Что же это за рыба — налим? Можно с уверенностью сказать, что многие рыболовы, особенно начинающие, знают о нем лишь понаслышке. И главная причина, видимо, в скрытном образе жизни ночного хищника.
Среди пресноводных рыб налим — едва ли не единственный представитель тресковых. Тело его удлинено, покрыто мелкой, так называемой циклоидной чешуей, которая глубоко сидит в коже и выделяет обильную слизь. Приплюснутая голова, маленькие, блестящие и подвижные глаза, довольно мощная пасть с многочисленными мелкими зубами, небольшие усики — два на верхней и один на нижней челюсти — таков «портрет» налима. Большой спинной и брюшной плавники почти срастаются с округлым хвостовым оперением.
Налим — рыба придонная, и окраска его большей частью зависит от характера дна, варьируя от почти черной до желтовато-зеленой. На спине и боках разбросаны черно-бурые пятна. Горло и брюхо серые.
Ихтиологи утверждают, что многие тресковые, в том числе и налим, способны менять свою окраску не только в зависимости от цвета донного грунта, но и от освещенности, прозрачности и температуры воды, содержания в ней кислорода и т. д. Такая мимикрия позволяет налиму незаметно подкра-дываться к добыче, а также спасает его от врагов.
Внешний облик и образ жизни налима свидетельствуют о том, что это рыба реликтовая, сохранившаяся со времен ледникового периода. Он унаследовал холодолюбивость своих предков и обитает в основном в водоемах северного полушария. Особенно распространен в реках Сибири.
Встречается обычно на участках с каменистым дном, предпочитает холодную и чистую воду.
Налим — типичный хищник. Его молодь, достигнув всего 15-20 сантиметров в длину, уже начинает охотиться на мелких рыбешек. Взрослые особи поедают самых разнообразных рыб — пескарей, ершей, плотвичек, уклеек и т. д. В то же время налим не брезгует личинками различных насекомых, дождевыми червями.
В рыболовной литературе нередко можно встретить утверждение, что летом, особенно в жаркие месяцы, налим не питается и живет исключительно за счет жира, которым богата налимья печень. Это не совсем так. В озере Байкал, к примеру, налим весьма активен на протяжении всего лета. Объясняется это, видимо, тем, что байкальская вода почти одинаково холодна в любое время года. Мне среди лета доводилось ловить налимов в небольших горных речках Забайкалья с очень холодной водой. Такую воду пьешь — зубы ломит.
При благоприятных условиях налим вырастает до метра и больше в длину, достигая 20-25 килограммов веса. Мясо его почти без костей, вкусно и питательно. Но
В реках налим обычно придерживается глубоких плесов, выходя ночью из укрытий, особенно славится налимья печень — деликатес из деликатесов.
Скрытный образ жизни, загадочные повадки, нетребовательность к наживке и качеству снастей — все это, безусловно, вызывает немалый интерес к ловле налима у многих рыболовов. Однако, к сожалению, в европейской части страны из-за сильного загрязнения большинства рек он встречается все реже. Сейчас эта холодолюбивая рыба осталась главным образом в лесных глубоких речках с чистой родниковой водой.
Первого налима я поймал лет в семь. И с тех пор пристрастился к этой необычной ловле. Каждой весной, как только начинался ледоход, мы, пацаны, готовили закидушки — самую что ни на есть примитивную снасть. К хлысту из тальника длиной 1 -1,5 метра привязывали крепкую суровую нитку с большим крючком, а вместо грузил цепляли увесистые гайки.
Заканчивался ледоход, начиналось половодье. По вечерам над поймой реки низко стелился сизый дым, пахло горелой прошлогодней травой. Вот в такие вечера, когда по степи то тут, то там разливались весенние палы, обычно и начинался ход налима. Ловили мы его на речке Верхний Хилгосон. Летом она ничего из себя не представляла, а весной это был бурный, стремительный и довольно широкий поток. Мутная вода толкалась в крутые берега, образуя воронки и заводинки, в которые мы забрасывали свою нехитрую снасть, наживляя крючок двумя-тремя крупными выползками.
Брал налим, как правило, в темные ночи, чаще в непогоду. Сидишь, бывало, у костра и слушаешь разные небылицы про налимов. Как они выходят ночью из воды и переползают из одной речки в другую, как охотятся по мокрой траве за лягушками…
Вытащенный на берег налим как бы нехотя извивался, сворачиваясь в тугое кольцо, выскальзывал из рук, слабо бил скользким хвостом по голенищам резиновых сапог. Домой мы возвращались рано утром, пропахшие дымом и заляпанные рыбьей слизью. Бывали ночи, когда удавалось поймать до десятка довольно крупных рыбин.
Налим во многих отношениях странная рыба. Так, в отличие от большинства пресноводных рыб он размножается в самое холодное время года. Икромет происходит подо льдом. Икра мелкая, с небольшой жировой каплей, развивается в нижнем слое воды, над дном. Жировая капля делает икринку плавучей.
На нерест налимы идут исключительно в ночное время, причем во время хода интенсивно питаются.
Ихтиологи долгое время не могли обнаружить места, где нерестится эта рыба. Но в последние годы им удалось приоткрыть завесу над таинственным размножением налима, найти и обследовать несколько нерестилищ, в частности, в бассейне озера Байкал. Было установлено, что в холодных районах нерест налима происходит позднее, чем в более теплых. Нерестилища располагаются в устьях ручьев, которые не за-мерзают и образуют при впадении в реку сравнительно глубокие участки, куда постоянно поступает свежая, обогащенная кислородом вода. Весной возрастающее течение выносит икру с нерестилищ, и выклев личинок происходит ниже мест нереста.
Инкубационный период длится около трех месяцев при температуре воды, близкой к нулю. Молодь держится на каменистых участках водоемов, прячась в дневное время в укрытиях. Интенсивно растет в основном зимой, летом же рост замедляется.
Налим не только совершает сезонные миграции, но постоянно кочует в пределах облюбованного участка водоема. Это связано как с изменениями температуры воды, так и с другими факторами. В лунные ночи он перемещается меньше, в темные — больше. Вообще, он боится света. Если осветить налима в ночное время, то чаще всего он замирает на дне, свернувшись кольцом, или бросается в ближайшее укрытие.
В былые времена налима безжалостно истребляли острогами, глушением и т. п. Ловили его в старину и таким экзотическим способом, как «щупанье». Вот что писал по этому поводу Л. П. Сабанеев: «Летом налима вообще можно добыть только руками, вытаскивая из нор, из-под корней прибрежных деревьев и кустов, а также из-под камней. Этот способ ловли, называемый щупаньем или щуреньем, употребляется повсеместно, особенно на небольших круто-берегих реках, и имеет много любителей между крестьянами, особенно мальчишками. Заключается он в том, что ловец в жаркий день входит в воду, не глубже, чем по грудь, и осторожно, не производя шума, ощупы-вает руками все углубления берега, рачьи норы, корни, также камни; услышав осязанием стоящую под берегом или забившуюся в нору рыбу, он проворно выхватывает ее из воды и выбрасывает на берег. Щупанье производится всегда в затененных местах, под нависшими деревьями, в крутобережье, также близ родников и ключей. Ловят этим способом чуть не всякую рыбу — плотву, язей, щук, карпий, но чаще всего наиболее чувствительных к жарам налимов, несмотря на их скользкость, требующую большой сноровки. Замечательно, что налимы совершенно индифферентно относятся к дотрагива-нию, и при некотором навыке нетрудно даже заставить их принять более удобное положение…»
Такой же способ ловли описан и в за-мечательном рассказе А. П. Чехова «Налим».
Принято считать, что налима лучше всего ловить сразу после ледохода весной, поздней осенью и в самое глухозимье, когда он идет на нерест. Бывают дни, когда налим неплохо берет на живца по последнему льду.
Как-то мы втроем в начале апреля собрались на Рыбинское водохранилище. В Москве стояли морозные утренники, и за ночь лужицы покрывались крепкой корочкой льда, звеневшей под ногами. Поехали в надежде, что северный холодный ветер сменится на западный, пойдет тепло и мы отведем душу на последней ловле по льду. Ориентировались на плотву.
На станции Шестихино, грохоча ящиками и ледобурами, погрузились в автобус и без происшествий добрались до поселка Борки, а уж потом по раскисшей земле, полем притопали в соседнюю тихую деревеньку, где решили остановиться. Светило солнце, все вокруг было залито его ровным голубоватым светом. И от этого света, от предчувствия доброй рыбалки настроение было приподнятое.
Вот и бревенчатый, покосившийся слегка домик тети Шуры, у которой мы обычно останавливались.
От рыболовов мы узнали, что мерная, «морская», как ее здесь называют, плотва еще не подошла, а за окунем надо ехать в другую сторону — до Брейтово. Там его ловят возле островов на блесну с глубины 5-7 метров.
За окунем мы не поехали. Решили походить по льду, благо он еще был достаточно крепким, поискать рыбу в устье реки Сутки и на выходе Красного ручья.
Утром тетя Шура, собирая завтрак на стол, как бы вскользь обронила: «Видать, клева не будет, пока тепло весеннее не подойдет… А жерлички-то взяли? Сосед мой на днях говорил, что налим хорошо берет».
Жерлиц у нас на троих оказалось всего семь штук. Ну что ж, и то неплохо.
До обеда никто, кроме ершишек, не соблазнился свежайшим мотылем. Исходив округу в радиусе примерно пяти километров, мы изрядно устали и решили сделать привал как раз на выходе реки Сутки. Место нам показалось подходящим для установки жерлиц, но здесь вовсю хозяйничали рыболовецкие артели, перегородив устье, куда обычно идет в апреле всякая рыба за глотком свежей воды, вдоль и поперек сетями.
Судя по всему, рыбаки ждали нерестового хода рыбы, чтобы одним махом выполнить чуть ли не годовой план добычи.
Отойдя метров на пятьдесят от сетей, мы обнаружили среди ровного дна подводную ложбинку глубиной до двух метров. Тут же наловили ершей и поставили все семь жерлиц, положив живцов на дно.
К вечеру северный ветер усилился, мы вернулись в деревню. На другой день с утра пораньше все трое уже были на месте. На четырех жерлицах «горели» флажки. Правда, одна жерлица оказалась пустой, а из других лунок мы достали довольно крупных налимов и небольшую щучку. Успешно ловили налимов и другие рыболовы, особенно на выходе Красного ручья.
Вообще, активный клев налима приходится условно на три основных периода: зимний, весенний и осенний. Зимой его обычно ловят по перволедью и перед нерестом. Весной лучшее время для ужения в средней полосе — март и апрель, когда налимы нагуливают жир для летней спячки,- так называемый после-нерестовый жор.
Летом клев затихает, а с похолоданием воды возобновляется, так как, выйдя из укрытий, хищник вновь начинает бродяжничать. Заходит по ночам на мелкие места, без особого труда поедая полусонных рыбешек.
Осенью налим лучше всего берет в ненастную погоду, при северном ветре с дождем и снегом. Как и большинство других рыб, он чутко реагирует на резкие перемены атмосферного давления. Хотя налим — сугубо ночной хищник и, как уже отмечалось, избегает солнечного и другого света, опытные рыболовы хорошо знают: нет лучшего средства привлечь налима, чем свет от костра, разведенного у самого берега. Правда, поклевки чаще всего бывают сразу же за зоной яркого освещения, там, где по воде скользят лишь слабые отсветы костра. Еще одна загадка в поведении этой рыбы!
Поклевка налима своеобразная. Схватив насадку, он обычно не бросается в сторону, а стоит на месте и долго ее засасывает. Если ловить на донки без колокольчиков, трудно бывает рассчитать время подсечки. При ловле на жерлицы налим так глубоко заглатывает живца, что освободить крючок совершенно невозможно. Приходится снимать хищника вместе с поводком.
С другой стороны, у налима довольно жесткая пасть, и выдернуть из нее крючок с насадкой, если он ее только что взял, проще простого. Следовательно, подсечка необходима во всех случаях. Вываживать налима, даже крупного, легко. Как правило, он идет к берегу без особого сопротивления.

Чтобы поохотиться на отмелях в прибрежной зоне за рыбьей мелочью. В озерах и водохранилищах его следует искать под крутыми обрывистыми берегами, особенно там, где растут деревья, корни которых выходят под водой. Держится он и на подводных бровках, рядом с глубокими ямами, возле бугров, неровностей дна, в коряжнике и т. п. Зимой чаще всего можно обнаружить налима на сравнительно глубоких участках с каменистым дном, вблизи впадающих в водоем ручьев. Иногда он попадается на мели, почти у самого берега, где бьют подводные родники и куда заходит мелкая рыбешка. В незнакомом месте налима можно поймать только случайно.


Лучшими живцами при ловле налима считаются пескарь, вьюн и ерш. Насаживая пескарика, обычно крючком цепляют его сразу за нижнюю и верхнюю губы, иногда под спинной плавник. Некоторые рыболовы, используя ерша в качестве живца, остри-гают ему колючки. Делать это, на мой взгляд, совсем не обязательно. К тому же не каждый день налим встречает в водоеме «стриженого» ерша, что само по себе выглядит уже неестественно. Вьюна чаще насаживают кусочками в дополнение к блесне или мормышке.
К пескарю налимы особенно неравнодушны, но в зимнее время его раздобыть непросто. Поэтому я, например, предпочитаю в это время года в качестве живца применять небольшого икряного ершика.
В случаях ловли на блесну желательно ставить приманку серебристого цвета с одинарным крючком. К играющей блесне налим, по всей вероятности, так же осторожно «подкрадывается», как и к живой рыбешке. Приблизившись на достаточное расстояние, он бросается на нее снизу. Схватив блесну и уколовшись о жало крючка, налим обычно замирает. Поэтому подсечка должна последовать незамедлительно. Иногда хищник про-махивается, и тогда бывает, что крючок цепляет его за подбородок или под жабры.
Блеснят, как правило, у самого дна. В проводке делают более длительную паузу, чем при ловле щуки или окуня. Обычно слабый рывок передается в руку через удильник. Крупного налима от начала и до конца вываживать следует медленно, не позволяя ему зайти в коряжник или другое укрытие.
Иногда налима ловят на крупную мормышку, наживленную кусочком свежей рыбки. Техника ловли заключается в медленном приподымании мормышки в придонном слое воды и постукивании ею о каменистое дно. Поклевка ощущается, как плавная потяжка или зацеп при подъеме. Но если удалось обнаружить скопление налимов, лучше всего ловить на блесну.
Экипировка рыболова, собирающегося на охоту за ночным хищником, должна быть соответствующей. Особенно продуманно нужно одеваться поздней осенью. В это время с лодки ловить холодно, поэтому предпочтительно ужение с берега.

В. КАЗАНЦЕВ